please wait, site is loading

Info Web Hub

Забрать и не отдать: Против Миримской готовилась провокация на 35 миллионов

Защита Ольги Миримской полагает, что за недавней историей с арестом предлагавшего закрыть ее уголовное дело "решальщика" может стоять спецоперация по изъятию десятков миллионов долларов.

Забрать и не отдать: Против Миримской готовилась провокация на 35 миллионовФото: пресс-служба судов общей юрисдикции Москвы

Адвокаты Миримской обнародовали подробности задержания уроженца Омска Сергея Соколова. Он пытался спровоцировать адвоката Юлию Журавлеву на дачу взятки более 33,5 млн рублей, За эти деньги Соколов обещал способствовать смягчению меры пресечения ее подзащитной и прекращению уголовного дела. В частности, в пресс-релизе стороны защиты Миримской раскрываются не совсем обычные требования "решальщика". Он настаивал на перечислении части денег с карты на карту, причем только от Журавлевой (принимать деньги от совместных детей Ольги Миримской и ее бывшего мужа Алексея Голубовича он категорически отказался). Также он требовал "решить вопрос" строго до 31 марта. Важная деталь: Сергей Соколов при этом рассказал о таких нюансах уголовного дела, которые не могут быть известны постороннему человеку.

Адвокат согласилась, но лишь для вида. Передача транша в размере 3,8 млн рублей осуществлялась под контролем сотрудников ФСБ. В противном случае Юлия Журавлева и Ольга Миримская совершили бы преступление, предусмотренное ч.3 ст.30 ч.5 ст.291 УК РФ со сроком наказания до 15 лет лишения свободы. С учетом прямого перевода денег, доказать это не составило бы труда.

Адвокаты Ольги Миримской особое внимание обращают на желание арестованного провокатора завершить "операцию" до 31 марта 2022 года. Именно на этот день назначено рассмотрение апелляционной жалобы на решение Головинского суда Москвы, удовлетворившего требования о взыскании порядка 35 миллионов долларов США Алексея Голубовича с его бывшей жены россиянки Ольги Миримской. И подчеркивают, что в том случае, если бы провокация в отношении Юлии Журавлевой удалась, та не смогла бы представлять интересы Ольги Миримской. А ведь на этом суде именно Журавлева является ее единственным представителем.

Решение суда, которое оспаривает защита Миримской, также очень интересно. "Головинский суд Москвы частично удовлетворил иск Алексея Голубовича о признании совместно нажитым имуществом 69 млн 812 тысяч долларов, которые хранились на счетах его бывшей жены Ольги Миримской в британском филиале швейцарского банка UBS более десяти лет назад", такую информацию опубликовало сетевое издание BFM.ru.

"Ответчиком по иску выступало российское представительство банка UBS, со счетов которого истец просил истребовать деньги. Однако в настоящий момент, согласно ответу из банка, никаких денег Миримской на счетах в банке UBS нет, поэтому в этой части иск был отклонен", пояснял адвокат Ольги Миримской Александр Чернов.

При этом адвокат отметил, что решение было принято на основании никем не заверенных ксерокопий банковских распечаток краткосрочных депозитов от 2008 и 2009 годов, а также свидетельских показаниях некоего Александра Рэмова, который является адвокатом бывшего гражданского мужа Миримской Николая Смирнова. Интересно, что именно Рэмов четыре года назад был одним из инициаторов возбуждения уголовного дела в отношении Ольги Миримской.

В телеграмм канале Миримской обращено внимание на еще одну деталь: "когда Миримской показали фотографию Соколова, она отметила, что в свое время видела его (или человека, очень на него похожего) в офисе ЦФТ".

Как рассказал второй адвокат Миримской Александр Чернов, "Вероятно, целью провокации было задержание Журавлевой после передачи денег Соколову. Тогда она была бы выведена из уголовной защиты Миримской и не смогла бы представлять ее интересы в гражданском деле на сумму $35 млн."

Похожие утверждения опубликованы и в пресс-релизе стороны защиты: "Мы предполагаем, что "кейс Сергея Соколова" непосредственно связан с уголовным делом в отношении Ольги Миримской, а попытка провокации может быть частью единого плана по изъятию многих миллионов долларов, а также похищению малолетнего ребёнка".

Источник: "Московский комсомолец"